?

Log in

No account? Create an account
Сергей Жуковец [userpic]

Чернобыль 1986: обратный отсчет

Апрель, 24, 2006 (22:47)

Двое суток (даже меньше) осталось до более чем странной 20-ти летней годовщины аварии на Чернобыльской АЭС.
Впервые за эти 20 лет я, как непосредственный где свидетель, где участник ликвидации последствий,  где сторонний наблюдатель, выскажу свое сугубо частное мнение о прошедших годах...
Наиболее тесно с этой аварией меня связывет то, что называется "зона отчуждения". Родная деревня моей матери, то место, где я провел половину своего детства - Подгорье. С трех сторон лес, с четвертой - болото. Страна, в которой я научился любить лес, жить в нем, чувствовать каждую сосну, каждую березу.  Где научился ходить по болотам, как по городским улицам. Там я  с закрытыми глазами мог отмахать несколько километров по лесу - и не заблудиться. Мир, в котором я научился дышать березами, собирать грибы/ягоды, править колесами (телегой), ходить через кладбище... Там, в детстве,  я научился пить (было такое вино - "Солнцедар"  или "Лучедар" - не помню) и курить махорку и вообще все, из чего можно закрутить козью ножку. Играть в "дурака" на щелбаны. Там я расстался с мечтой стать механизатором, космонавтом, военным и следователем - по собственой дурости и невероятному стечению остоятельств. Там я заработал свой первый шрам - порвал живот, зацепившись за сучок при падении с дерева (заодно посмотрел на человека "изнутри" - ужас. "Внутри у человека кишки - сказал Жихарь и загрустил от бесспорной своей правоты").
Потом я стал подростоком. Потом бабахнул Чернобыль (а мне уже было 14 - я уже девок тискал в школе). Из мира детства как-то в раз моя маленькая Родина превратилась в мир смерти и запущения. Люди уехали - а природа осталась. Она взбунтовалась против катастрофы. Там, где мертвые деревни смотрели пустыми окнами на дорогу (Бартоломеевка) - лес остался жить. Странный. Местами страшный. Оводни огромные, как скворцы (ну, не как скворцы, конечно, но 5 см точно). Дикий лес, буйный. Но живой...
Я много потом болтался по зоне отчуждения - так получилось. Я видел, как животные забыли людей - лоси запросто ходили по пустым деревенским улицам, волки спокойно пересекали трассу за 100 метров от автомобиля. И тогда я поверил - эта земля останется жить. Пусть без нас. Этой земле наплевать на глупых людей, возомнивших себя богами. Тут травы будут стоять выше человеческого роста, звери будут гулять, как в заповеднике Селенгети. Страшная экологическая катастрофа породила уникальный экологический заповедник...
20 лет... Я вырос, женился. У меня двое детей. Мне не о чем жалеть в этой жизнн. Но иногда я хочу вернуться в те края, пройти по своей деревне, обнять свои березы, залезть на ту пожарную вышку, с которой я высматривал "а не идут ли папа с мамой". Но почему-то мне совершенно не хочется, чтобы мои дети попали туда хоть раз. Мир, в котором осталось мое сердце и куда заказан путь моим детям.
Галка, Петя. Простите меня, но я не покажу вам, где растет настоящая дикая клубника, где зарыты сокровища моего детства, где могилы моих бабушек и дедушек. Этот мир останется моим. Только моим. Так уж получилось...
20 лет. Детство. Отрочество... Светлая память...